Главная / Пресса о нас / Возвращение в усадьбу

Возвращение в усадьбу

Возвращение в усадьбу
20 Января 2011 |

Власть, традиции и респектабельность говорят на языке классицизма. Но в наши дни новый дом, построенный представителем новой элиты в стилистике давно минувшей эпохи, это почти непреодолимое противоречие.

Истинная респектабельность притворяться не может. Компромисс найден архитектором Олегом Карлсоном и его заказчиком: дом современной постройки вписан в исторический контекст. На землях, некогда бывших княжеским имением, русский классицизм не просто уместен здесь он неизбежен.

Руины самой усадьбы, печальный приют летучих мышей, находятся на расстоянии неутомительной прогулки от объекта: будущим поколениям романтически настроенной молодежи еще предстоит оценить по достоинству это соседство. Обширный старый парк, даже предоставленный самому себе, сохранил аристократическое благородство пропорций. Широкая липовая аллея ведет к каскаду прудов, где по ночам плещутся призраки зеркальных карпов, два века назад поданных к господскому столу.

Во времена классицизма архитектура ходила рука об руку с философией: здание символизировало мироздание, вселенская гармония выражалась зеркальной симметрией. Так и здесь. Аллеи сосен и лип звездой разбегаются от дома, передний фасад обращен на каскад прудов. Парадный подъезд увенчан балконом-портиком: над тремя арками торжественно выстроились четыре ионические колонны. Задний фасад, украшеный полукруглым эркером, выходит на чашу фонтана.

Внутри здания вокруг парадной лестницы чинно выстроились комнаты, отступив друг от друга на почтительное расстояние просторного холла. Салонная зона традиционно разместилась на первом этаже. Кухня, каминный зал, столовая, гостиная объединены анфиладой: такие на каждом шагу встречаются в хрестоматийных экранизациях классической литературы. Второй этаж целиком отдан под приватную зону.

Техник искусственного состаривания в этом доме не применялось: идеал классицизма блеск, величие и безупречный порядок. Авторы проекта не испугались роскоши: мягко мерцают атласные и бархатные драпировки, отражая блеск позолоты. Блики света играют на мраморных полах и навощенном наборном паркете. Выбор колористики тоже обусловлен канонами стиля. Предпочтение отдано светлым, пастельным оттенкам: бежевый, топленое молоко, оливковый, персиковый. Планировка позволяет создать насыщенную предметную среду, не загромождая помещение. В просторных комнатах с высокими потолками свободно размещаются многочисленные кресла, чайные столики, пуфы, но остается достаточно пространства и воздуха.

Это большой дом для большой семьи: четырем поколениям предстоит проводить долгие вечера у высокого белокаменного камина. На каминной полке непременные атрибуты гостиной XIX века: часы и зеркало. Перед ним обосновался классический, длинный и узкий стол, на 12 персон. В вертикальной эркерной оси над гостиной расположилась лучшая из комнат приватной зоны детская. В огромные окна врываются лучи света, стены и мебель цвета топленого молока, а по лазурному потолку вьются златокудрые белокрылые херувимы.

Все, что не вписалось в чинные рамки усадебного классицизма, нашло пристанище в цокольном этаже: бильярд, домашний кинотеатр, бар. Мансарда приют индивидуалистов: там разместились библиотека и зимний сад, где к широкому световому колодцу тянутся экзотические растения. Большое окно на потолке, плиточный пол и отделанные диким камнем стены придают помещению сходство с гротом.

Особняк в стиле классицизма оказался естественным и органичным продолжением традиции, новой постройкой в устоявшемся стиле. Имение приняло нового хозяина, вознаградив его за трепетную привязанность. Заказчик не только отстроился на княжеских землях: сейчас он занят реставрацией заброшенной церкви, крестившей, причащавшей и отпевшей несколько поколений бывших хозяев усадьбы. В будущем он намерен отреставрировать и сам заброшенный господский дом. Барин вернулся на свои земли. Барин если не по крови, то по духу.


Каждая деталь интерьера это реплика, отсылающая к XVIII XIX векам. Мебель выполнена по старинным технологиям, очень много вещей ручной работы

Елена Пшеничная, директор фирмы Индизайн:
Перед нами стояла задача создать интерьер классический, но при этом удобный для человека, живущего в наши дни.

Кухня, каминный зал и гостиная представляют собой анфиладу, и держать стилистическое единство было необходимо. Однако добиться этого оказалось непростоиз-за разных функций комнат. В результате для кухни мы выбрали мебель от фабрики Vitaly в технике декапе. Так удалось создать вполне функциональную, отвечающую всем современным требованиям кухню, не выбивающуюся из классического контекста.

В гостиной много интересных тканевых решений. Интерьер дополнен светильниками фабрики Kalmar, в России широко известной: Kalmar делала мебель для Третьяковской галереи и Кремлевских дворцов. Кстати, люстра в гостиной называется «Кремлевский дворец».

В спальне - мебель от Paolo Lucchetta. Оформляя спальню, мы столкнулись с такой проблемой: гардеробных в доме нет, а шкафы можно поставить лишь к одной стене. В этой же стене расположена дверь.

Фабрика Paolo Lucchetta предложила очень интересное решение - сконструировала шкафы, составляющие с дверью единую композицию. К сожалению, среди производителей классической мебели трудно найти тех, кто делает такие нестандартные вещи».

Автор проекта Олег Карлсон:
«Тема усадебной архитектуры идеально легла на эти места. От старой усадьбы остались только руины, но мы старались максимально воссоздать ее архетипы: осевая композиция фасада, классическая схема планировки, портик, широкая терраса с балюстрадой. Мы хотели передать дух рубежа XVIII-XIX столетий, золотого века усадебной архитектуры. Заказчиком была поставлена задача построить дом для большой семьи с твердыми устоями: ему удалось собрать своих близких под одной крышей. В наши дни это удивительно, но все они получают большое удовольствие от жизни там, вдали от мегаполиса. И все влюблены в эти места. Я очень доволен своими соавторами, Денисом Кармановским и Светланой Масловой. Они - совсем молодые специалисты, и это был их первый объект. Им повезло: сейчас все стремятся делать современную архитектуру, но построивший дом в классике сможет сделать любой дом».

Возврат к списку публикаций